Новости

РАЙЗ, РУННЫЙ МАГ обновление чемпиона

Просмотров: 41

РАЙЗ, РУННЫЙ МАГ

“Будь аккуратнее с этим миром. Что сделано — того не исправишь”.

Райз считается одним из самых искусных магов Рунтерры. Старый и упрямый кудесник несет на своих плечах невыносимо тяжкое бремя. Обладая крепчайшими мускулами и обширными познаниями в области мистических учений, Райз всю свою жизнь посвятил поиску Мировых рун — элементов первобытной магии, некогда сотворившей этот мир из небытия. Он должен добраться до них прежде, чем они попадут не в те руки: хотя эти руны использовались для создания Рунтерры, их мощь способна и уничтожить планету.

 

Райз еще в юности узнал об опасных темных силах, прячущихся повсюду в мире. Пока он сопровождал в путешествиях своего учителя Тируса, его слуха часто достигали разговоры умудренных седых магов, вполголоса обсуждавших Мировые руны. Райз был умен. Он понял, что руны важны, и догадался, что они как-то связаны с тайным свитком, который Тирус не разрешал ему читать.

 

В течение следующих десяти лет все новые и новые племена начали выкапывать руны из-под земли, и истории о рунах стали распространяться по свету. Лучшие умы проводили опыты с древними символами, пытаясь узнать, какие силы в них таятся. Вскоре они осознали, что руны могут не только создавать миры — они способны иразрушать их. Мощь этих рун превосходила все силы на Рунтерре. Первые же попытки применить Мировые руны привели к чудовищным последствиям: планета была обезображена на сотни миль вокруг. Земля, вода и воздух были навсегда загублены. Когда люди осознали, что «Сила Создателей» может стать оружием, народы перестали доверять друг другу.

 

Тирус и Райз объехали множество стран, стремясь остановить панику, но вскоре поняли, что их миссия слишком опасна. В один судьбоносный день Тирус и Райз пытались примирить две враждующие армии недалеко от Хома, родной деревушки Райза. Каждая из двух сторон обвиняла противника в желании применить мощь рун — и обе были готовы сделать то же самое для самозащиты. Учитель Райза понимал, что ему не под силу разрешить этот конфликт. Обе стороны изготовились начать войну, и Тирусу с учеником оставалось лишь бегство.

 

Уже отъехав далеко от поля битвы и достигнув горного перевала, Райз внезапно почувствовал, как земля уходит у него из-под ног. Казалось, что она вспучивается, крича от боли. Небо содрогнулось, будто от смертельного удара. Тирус схватил Райза и прокричал ему что-то, но воздух поглотил слова. Так они впервые увидели, на что способны Мировые руны.

 

Несколько мгновений спустя все успокоилось. Райз и Тирус добрались до ближайшей вершины и взглянули на долину, где остались две армии. Внизу царило безумие. Разрушения были столь велики, что попрали законы физики. Армии, люди, земля — все это исчезло. В долину хлынул океан, до которого прежде был день пути. Райз упал на колени и уставился на разверзшуюся землю. Исчезло все вокруг — включая деревню, которая когда-то была его домом.

 

Вскоре Рунические войны разгорелись по всему континенту. Союзники погибших армий оказались втянутыми в бесконечный круг мести. В войну вступил даже сам Райз, ополчившись против союзников той армии, что уничтожила его деревню. Но Тирус убедил своего подопечного в том, что мщение лишь приумножает боль этого мира. Сперва Райза раздражало миролюбие учителя, но позже он понял, насколько тот мудр.

 

Держа речь перед правителями, Тирус провозгласил, что все Мировые руны должны быть обезврежены и спрятаны в некоем месте, где никто не сможет их найти и использовать. Опомнившись после катаклизмов, маги со всего света согласились отдать свои руны Тирусу.

 

На Рунтерре настало относительно мирное время, но Тирус продолжал искать Мировые руны. Раны планеты постепенно заживали, и казалось, что Тирус справился с задачей. Райз видел, что учитель отдалился от него, то ли обвиняя себя в том, что не сумел предотвратить катастрофу, то ли из-за иных причин, которых Райз не мог понять. Тирус стал давать Райзу другие поручения, как будто не желая вовлекать его в поиск рун. Райз пытался понять мотивы учителя. Он думал, что Тирус, возможно, пытается защитить его от ужасов, с которыми сталкивается сам.

 

Райз как раз выполнял одно из поручений, когда до него дошли слухи об очередной ужасной катастрофе — на этот раз в Икатии, на юго-западе Валорана. Обеспокоенный судьбой своего учителя и друга, он поспешил домой, надеясь увидеть Тируса живым. Райз был счастлив обнаружить своего учителя дома, целым и невредимым. Но радость была недолгой. На столе наставника, рядом со свитком, который запрещалось читать, лежали три Мировые руны.

 

Тирус пытался объяснить остолбеневшему Райзу, что он был вынужден воспользоваться силой рун. Человечество, по его словам, превратилось в избалованного ребенка, играющего с неведомой ему мощью, и Тирус не мог этого исправить. Ему пришлось остановить тех людей.

 

Райз пытался переубедить Тируса — тщетно. Он увидел истинное лицо стоявшего перед ним человека. Он уже не был тем образцом мудрости, на которого Райз равнялся с детства. Это был самый обычный человек, подверженный соблазнам, как и любой другой. Руны развратили его. Стало ясно, что он будет использовать их снова и снова, отнимая от планеты по куску.

 

Райз должен был действовать. Он ринулся к своему учителю, концентрируя всю доступную ему энергию тайных знаний. Тирус протянул руку к своим рунам в попытке высвободить их мощь — даже ценой уничтожения мира. Но Райз обрушил на него яростные потоки магии. Мгновение спустя тело Тируса упало на пол.

 

Тело Райза дрожало от волнения, а разум пытался осознать содеянное. Он остался наедине с Мировыми рунами, так притягательно мерцавшими. Собравшись с духом, он взял древние символы в ладони — и мгновенно почувствовал, как они превращают его в существо куда более великое и страшное, чем он мог когда-либо стать.

 

Вздрогнув, он выронил руны и отпрянул назад. Если эти символы сумели развратить мага такой силы и мудрости, как Тирус, то мог ли с ними справиться Райз? И тут он осознал, что если он отступит, то на руны наткнутся другие — и используют ради своих целей. Начнутся новые Рунические войны.

 

Райз стиснул зубы, снова взял все три руны и приготовился обезвредить их. Он отыскал тайный свиток учителя — тот самый, который ему не дозволялось читать, — и развернул его. К ужасу мага, в нем были указаны места хранения множества других Мировых рун, разбросанных по всей Рунтерре. Райз понял, что его работа далека от завершения.

 

С того самого дня Райз бродит по свету, манимый той самой целью, что когда-то страшила его. Руны зовут его, умоляют вернуть им силу и позволить поделиться с ним своей мощью. Он постоянно сопротивляется этому зову, пряча руны в тайных местах, где ни одно существо не смогло бы их найти. На это Райз потратил несколько столетий, благо что его жизнь продлевалась все той же магией. Большинство магов давно спасовало бы перед такой задачей, но Райз не знает покоя. В последние годы люди снова начали рассказывать друг другу истории о Мировых рунах, позабыв о той цене, которую мир заплатил за обладание ими.

 

“Старый друг”

 

Райз замерз бы, если бы не нервная дрожь, пробегавшая по телу. Сегодня на него свалилось столько всего, что он едва чувствовал даже колючий холод Фрельйорда. Отдаленный вой голодного ледяного тролля его тоже ничуть не испугал. Мага привел сюда долг. Здесь он оказался не для удовольствия, а ради необходимой работы, и откладывать ее было никак нельзя.

 

Подходя к воротам, Райз услышал, как шуршат по сосновым доскам меховые плащи воинов племени, которые спешили посмотреть на него. Через мгновение с той стороны ворот на него уже были направлены копья стражников, готовых убить мага, если что-то пойдет не так.

 

“Я пришел увидеться с Яго”, — Райз снял капюшон, обнажив лиловую кожу. — “Это срочно”.

 

При виде рунного мага на хмурых лицах воинов, выглядывавших из-за ворот, промелькнуло удивление. Они спустились и слаженным усилием открыли тяжелые деревянные ворота. Те скрипнули, и в этом звуке слышалась настороженность, с которой племя встретило чужака. Немногие бывали в этом месте, а те, кому удавалось сюда добраться, украсили своими головами пики — ради устрашения прочих. Однако репутация Райза позволяла ему ходить по самым опасным землям Рунтерры.

 

“Уложусь в пару минут, если все пройдет гладко”, — подумал Райз.

 

Он шел между рядами людей со свирепыми обветренными лицами, которые пристально смотрели на него, но сумел не выдать своих опасений. Маленький мальчик, не старше пяти лет, вытаращился на Райза, храбро отбежав от бабушки, чтобы посмотреть на мага поближе.

 

“Ты колдун?” — спросил малыш.

 

“Что-то вроде того”, — ответил Райз, едва взглянув на мальчика, и продолжил свой путь.

 

Он держался тропы, которая вела к тылам укрепления. К его удивлению, за долгие годы, прошедшие с его предыдущего визита, деревня почти не изменилась. Маг направился к куполу из кристально-голубого льда, ярко выделявшемуся среди унылых хижин из дерева и глины.

 

“Он всегда был мудрым человеком. Возможно, он согласится помочь”, — думал Райз, входя в святилище и готовясь к тому, что может его там ждать.

 

Внутри был лишь старый маг, заклинатель холода, наливавший вино в сосуд, что стоял на алтаре. Он повернулся к вошедшему и молча окинул его внимательным взглядом. Райз почувствовал, как сердце сжалось от ужаса. Через мгновение мужчина улыбнулся и заключил Райза в объятия, словно вновь обретенного брата.

 

“А ты исхудал, — сказал маг. — Тебе нужно поесть”.

 

“Зато тебе не нужно”, — ответил Райз, кивая на круглый живот Яго.

 

Друзья расхохотались так задорно, словно и вовсе не расставались. Райз почувствовал, как настороженность постепенно покидает его. Немногих людей он мог назвать друзьями — и как же он рад был поговорить с одним из них. Следующие несколько часов они с Яго вспоминали прошлое, ели и рассказывали обо всем, что произошло за время разлуки. Райз уже и забыл, как это приятно — поговорить с другим человеком. Он мог неделями вот так сидеть с Яго, попивая вино и делясь историями триумфов и поражений.

 

“Что привело тебя в глушь Фрельйорда?” — спросил наконец Яго.

 

Вопрос словно отрезвил Райза. Он быстро вспомнил те слова, что заготовил для ответа на этот вопрос. Он поведал о своем путешествии в Шуриму. Райз отправился туда, чтобы выяснить, где кочевое племя раздобыло так много земли и золота, что превратилось в небольшое королевство буквально за сутки. Вскоре он разузнал, что у них есть Мировая руна. Они оказали сопротивление, и…

 

Райз понизил голос, чтобы не нарушать тишины святилища. Он объяснил, что иногда ради сохранения мира приходится делать ужасные вещи. Иногда эти ужасные вещи — меньшее из зол, особенно если планете грозит катастрофа, способная ее уничтожить.

 

“Они должны быть обезврежены”, — сказал Райз, подводя разговор к своей цели. — “Все до одной”.

 

Яго угрюмо кивнул, и от теплоты, возникшей между старыми друзьями, не осталось и следа.

 

“И ты заберешь ее, даже зная, что без нее мы не сможем защититься от троллей?” — спросил он.

 

“Ты знал, что рано или поздно это случится”, — ответил Райз, не предлагая ничего взамен. — “Знал все эти годы”.

 

“Дай нам еще немного времени. Весной мы отправимся на юг. Без руны нам не пережить зиму”.

 

“Это я уже слышал”, — холодно произнес Райз.

 

К его удивлению, Яго взял его за руки, умоляя выслушать.

 

“В племени много детей. И еще три женщины на сносях. Неужели ты обречешь всех нас на гибель?” — с отчаянием вопросил Яго.

 

“Сколько в деревне жителей?” — спросил Райз.

 

“Девяносто два”.

 

“А на Рунтерре?”

 

Яго промолчал.

 

“Ждать больше нельзя. Собираются темные силы. Я заберу ее сегодня”, — отрезал Райз.

 

“Ты хочешь забрать ее для себя!” — ревниво и яростно выкрикнул Яго.

 

Райз взглянул на Яго, уже не узнавая друга в этом исказившемся лице. На него смотрело некое незнакомое чудовище. Райз попытался было рассказать, как он давно еще осознал, что руны нельзя использовать, что цена слишком велика… Но он понял, что безумца, стоявшего перед ним, урезонить было невозможно.

 

Внезапно Райз почувствовал острую боль и обнаружил, что лежит скорченным на полу, с капающей изо рта слюной. Он взглянул вверх и увидел Яго, готового пустить в ход новое заклинание. Между пальцами мага потрескивала энергия, недоступная смертным. Придя в себя, Райз пригвоздил заклинателя холода к полу кольцом магии. Это дало ему время, чтобы подняться.

 

Райз и Яго кружили по святилищу, атакуя друг друга заклинаниями невиданной мощи. Яго жег плоть Райза с силой, которой позавидовала бы и пара десятков солнц. Райз отвечал ему мощными взрывами магической энергии. Битва, казалось, длилась много часов, пока скопившаяся мощь заклятий не проломила стены храма, обрушив ледяной купол на головы магов.

 

Райз, сплошь израненный, наконец выбрался из-под обломков и тут же опустился на колени. Он видел словно сквозь туман, как Яго изо всех сил бьет по запертой шкатулке, которую он вытащил из развалин. По алчным глазам заклинателя холода Райз понял, что же именно тот хочет достать и что произойдет, как только он сумеет это сделать.

 

Магические силы Райза иссякли, поэтому он попросту прыгнул на спину старого друга и накинул ему на шею удавку — свой пояс. Он ничего не чувствовал. Тот, кто казался таким родным всего несколько минут назад, теперь был лишь преградой на пути к цели. Яго старался ослабить захват, его ноги молотили воздух, пытаясь найти опору. Потом он обмяк.

 

Райз снял ключ, висевший на шее Яго, и открыл шкатулку. В ней мерцала потусторонним ярко-оранжевым светом Мировая руна. Он завернул руну в обрывок мантии мертвого товарища, осторожно положил ее в котомку и прихрамывая вышел из святилища. Вздох скорби по очередному потерянному другу вырвался из груди Райза.

 

Рунный маг поковылял к воротам деревни мимо тех же обветренных лиц, что встречали его по прибытии. Он взглянул на них исподлобья, ожидая нападения, но жители деревни лишь молча смотрели ему вслед. Суровые защитники превратились в обычных людей, оцепеневших перед лицом неминуемой гибели. Они беспомощно смотрели на Райза.

 

“А нам-то что делать?” — спросила старуха, за меховой плащ которой цеплялся все тот же мальчуган.

 

“Уходить”, — ответил Райз.

 

Он понимал, что сразу после заката в деревню нагрянут тролли и никого не оставят в живых. Но за пределами селения им грозили опасности пострашнее троллей.

 

“Можно нам пойти с тобой?” — спросил мальчик.

 

Райз остановился. Остаток человеческого сочувствия, запрятанный глубоко внутри, кричал: “Забери их! Защити их! Забудь об остальном мире!”

 

Но он знал, что этого делать нельзя. Райз пробирался сквозь глубокий фрельйордский снег, чтобы не встречаться взглядом с теми, кого он оставил. Ибо это были лица мертвецов, а ему следовало защитить живых.